Клетка против Грешников

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Клетка против Грешников » Отыгранные флешбеки » Я не скажу, никто не узнает +


Я не скажу, никто не узнает +

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

Действующие лица : Фокс Миллер и Амелия Корвинус
Время и место проведения флеша : ночь, гостиница "Хамелеон"
Суть игры: отыгрыш сексуальной связи

0

2

Начало игры
Гостиница Хамелеон славилась своим сервисом и тем, что за определенную сумму денег можно было договориться с персоналом и не фиксировать свое пребывание здесь в тот или иной момент. За это Миллер и ценил данное заведение. Войдя в здание, он подошел к знакомому уже метрдотелю и привычно кивнул, молча протягивая ему деньги.
- Вам как всегда? Номер на одну ночь, как я правильно понимаю и никакой документации?  - Лицо метрдотеля оставалось невозмутимым, что делало ему несомненную честь.  Он незаметно убрал деньги по ресепшен и протянул Миллеру ключ. – Номер 312, сэр. Желаете еще чего-нибудь?
- Нет, спасибо, может быть чуть позже… - Игла отрицательно покачал головой и взял ключ от номера. – Господи, как же меня тошнит от вашей вынужденной вежливости. – Миллер был раздражен – день выдался очень трудным, да что там день, весь предыдущий год напоминал какую-то плохую комедию с его, Фоксом, непосредственным участие.
- Приятной ночи, сэр! – произнес администратор уже в спину уходящему мужчине.
- И тебе не болеть, сынок – чуть слышно проворчал Игла, вызывая лифт. Фокс устало потер шею и прислонился к одной из стенок кабины. Сегодня с утра первокурсники возомнили себя пироманоми и это, к слову сказать, вышло у них довольно таки не плохо. Полдня замдиректора на пару с охраной пытался потушить пожар и еще полдня разбирался с его последствиями. – Что ж… столовую ждет капитальный ремонт. – Да и вообще, Клеточники вели себя в последнее время так, словно им закон не писан. Миллер прекрасно понимал: детишки богатых родителей привыкли получать все, что захотят, а здесь их заперли в здание, ограничили их свободу, да еще и требуют повиновения… Их юные, заплывшие вседозволенностью умы просто не могли с этим смириться. Фокс их понимал, но это не значит, что он одобрял их действия и собирался оставлять их поступки безнаказанными.
Оказавшись в номере, Игла стянул с себя серый пиджак и кинул его на одно из кресел, оставшись в одной белой футболке и черных брюках. Вытащив из холодильника бутылку мартини, он открыл и сделал пару глотков. – Или к черту все? Просто включить телевизор, посмотреть футбол, заказать в номер пива и пиццы?.. Не-е-е-т – Миллер достал свой сотовый телефон и набрал знакомый номер. Послушав пару гудков (за это время он успел опустошить еще полбутылки) Игла, наконец - то произнес:
- Я в отеле, комната 312. Приезжай. – И не дожидаясь ответа отключился. Игла включил музыкальный центр, поймав какую-то волну со старыми песнями и сел, откидываясь на спинку кресла. Он намеревался допить бутылку мартини, до прихода его гостьи.

0

3

<<----- парковка "Монастыря грехов"

"Хамелеон" стала для двух людей пограничным местом, о котором знали только двое и это к лучшему, ибо отчитываться потом перед главами кланов крайне не хотелось. Припарковавшись, девушка быстро кивнула портье и прошествовала внутрь. Здесь никто не задавал ненужных вопросов: "к кому вы?", "кто вы?" и так далее. Просто в гостинице девушку уже знали, она всегда приходила тихо, так же впрочем и тихо уходила. Гостиница импонировала тем, кто хотел убежать от проблем на одну-две ночи, чтобы его не нашли, так как только тут за отдельную сумму можно было остаться без какой либо документации.
312... Амелия подошла к лифту и нажала на маленькую позолоченную кнопочку. Лифт приехал мгновенно, так же, впрочем и доставив девушку на третий этаж. Не оборачиваясь, Гера прошла к нужному ей номер. Дверь он никогда не запирал, ожидая её, замок всегда запирала Гера, как впрочем и отпирала его тоже она, всегда уходя первой. Выдохнув, Амелия открыла дверь, и скользнула в комнату.
По комнате разливалась тихая музыка, а в углу, на кресле восседал её оппонент, держа в руках бутылку с алкогольным напитком. Сначала Гера не поняла, что это, но запах мартини быстро освежил ей память.
- А ты все пьешь эту гадость, Фокс? - улыбаясь одними уголками губ спросила Корвинус. Гера прошла по комнате, сев в соседнее кресло от Игры, девушка снова закурила. Она вообще в последнее время много курила, не заботясь о последствиях.
- Зачем звал? Или как обычно? - устало спросила девушка, затягиваясь. Пепельница стояла на небольшом столике и, придвинув её ближе к себе, Гера стряхнула пепел с сигареты, подняв глаза на Миллера в ожидании ответа.

0

4

Девушка вошла не заметно, практически бесшумно, в прочем, как и всегда. Хотя Миллер и сидел спиной к двери, он все же почувствовал присутствие девушки. Игла сделал последний глоток и поставил бутылку на пол.
- Должен же я чем-то заняться в твое отсутствие, - по губам мужчины скользнула тонкая усмешка, когда он услышал знакомый голос.   – Ты быстро сегодня – заметил Фокс, неотрывно смотря на Амели, севшую напротив него. Миллер завозился, устраиваясь в кресле поудобнее, от чего задел пустую бутылку ногой и она покатилась по ковру, останавливаясь на его краю.
Девушка закурила, от чего Фокс поморщился. Нет, он был не противником сигарет и не сторонником здорового образа жизни, просто табачный дым его раздражал.
- Зачем звал? Или как обычно? – Миллер не спеша поднялся с кресла и подошел к Гере, забирая у той сигарету и выбрасывая ее в рядом стоящую пепельницу. – Господи Боже, и ни какой тебе даже пародии на романтику, и с кем я связался?
- А зачем я еще тебя могу позвать? – Он облокотился руками о спинку кресла, так, что они находились по обе стороны от головы Амели и, наклонившись, пристально посмотрел в глаза девушки. – Явно не для того что бы обсудить положение дел в Клетке. – Замдиректора усмехнулся и провел тыльной стороной ладони по ее щеке. Миллер не любил прелюдии, ровно, так же как и не любил пустых и бессмысленных разговоров до секса и после него. – Мы оба взрослые люди, мы оба знаем, чего хотим и мы оба приехали сюда не для разговоров. – Фокс наклонился еще ниже и скользнул губами по подбородку девушки, царапая ее нежную кожу своей щетиной.
- Хотя… если ты так хочешь, - он оттолкнулся руками от кресла и отошел к окну, - мы можем и поговорить. Как дела в школе? – в голосе Миллера проскользнула усмешка.

0

5

- А зачем я еще тебя могу позвать? Ну, да, черт возьми, зачем же еще?! Это мысль одновременно злила Геру, но вспоминая о прошлых выходках с Миллером, снова пробуждала похотливые желания. Каждый раз, и идя к нему и уходя от него, она думала, что все, это будет или был последний раз, но последние разы все не кончались и не кончались. Сколько еще это будет продолжаться?! Сколько можно бегать к нему тайком от всех, каждый раз боясь, оставаясь без оружия, что его лицо - последнее, что я вообще увижу?...Одни вопросы и не одного ответа...ох и влепит же мне в монастыре, если узнают, но это будет потом... Фокс подошел ближе. Сначала забрав у девушки сигарету, а затем прикоснулся губами к её подбородку. Хоть бы единственную прелюдию мне оставил, так нет ведь! Как дела в школе? - мужчина отошел от Геры, приблизившись к окну.
- Не думала, что тебе интересно, как мои дела, - Амелия не сдержала ехидной улыбки. Эти двое знали, зачем приехали и разговоры отнюдь не входили в их планы. Иногда они встречались не здороваясь и не прощаясь, просто и без слов, так было даже проще. Легко встав, Корвинус скинула с себя куртку, кидая её на кресло. Так же легко Амелия сняла с плеч кобуру с двумя пистолетами, положив её на край кровати - Береженого бог бережет! - а затем подошла к Миллеру.
- Мог бы хоть соврать, что рад меня видеть, - Гера дотронулась до его плеча, подходя ближе, - Сам разденешь или самой раздеться? Амелия дотронулась губами до шеи Фокса, запуская руки под белую футболку. В отличии от Игры, девушка предпочитала темные тона в одежде. Проводя пальцами по венам рук от бицепса до ладони, Гера подняла его руки, скидывая с него футболку. И все как всегда... Единственной частью одежды, которую еще не снимали с Амелии были перчатки. Их она не позволяла снимать никому, боясь оголять шрамы на ладонях.
- Иногда я тебя терпеть не могу, - выдохнула Корвинус Миллеру в губы, почти шипя.

0

6

- Мне не интересно как твои дела, мне интересно как дела в Мафии – Фокс устало вздохнул и в очередной раз напомнил себе, что он встречается с Амели не для этого. Хотя, если честно он и сам не знал, для чего он встречается с этой девушкой, Игла даже не помнил, с чего все началось, да это было и не важно.  Ради секса? Но это смешно, Миллеру всегда хватало случайных связей и девушек легкого поведения, готовых удовлетворить любые его потребности в сексе. А здесь их «отношения» длились уже более нескольких месяцев.
- Мог бы хоть соврать, что рад меня видеть. Сам разденешь или самой раздеться? – Фокс прищурился, ему нравилось прикосновение губ Геры к его телу, и то, что девушка сразу перешла к делу ему тоже нравилось.
- Мог бы. А что бы это изменило? – Миллер позволил Амели стянуть с него футболку. – Ммм…. Не лишай меня удовольствия, я сам тебя раздену. – Фокс обхватил девушку за талию и приподнял, заставляя обхватить пояс мужчины ногами. Таким он был только с Герой. Партнеры его знали серьезным, расчетливым человеком. Ученики знали его как жестокого ублюдка (да-да, Миллер знал, как его за глаза называют детишки и в тайне даже потешался над этим). И только с Амели он мог позволить себе быть иным. Расслабиться и показать себя девушке с другой стороны.
- Иногда я тебя терпеть не могу. – Фокс, все это время покрывавший плечи девушки мелкими отрывистыми поцелуями, остановился. Он поднял голову и посмотрел ей в глаза:
- Меня все ненавидят. – С усмешкой сообщил мужчина. – Правда, не все при этом со мной спят. – Игла, все так же, не отпуская Амели на пол, прошел к кровати и аккуратно уложил девушку на нее. Он не мог не заметить кобуру с пистолетами, что девушка сняла до того как подойти к нему. – Не доверяет… - Фокс мысленно усмехнулся. – Хотя, что это я, сам такой же. – Замдиректора уже усмехнулся вслух и завел руку за спину, доставая из-за пояса свой кольт. Миллер медленно положил оружие на несколько сантиметров выше от головы Геры и вернулся к ее телу. Руками мужчина нежно водил по нему, периодически касаясь груди девушки и целуя ее в губы, не спеша, тем не менее, стягивать с нее одежду.

0

7

- Мог бы. А что бы это изменило? - сообщил мужчина, не кривя душой. Разве что-то могли бы изменить его слова: «Я скучал»? Это действительно бы ничего не изменило ни в их своеобразных отношениях, если такие встречи вообще можно было бы назвать отношениями, ни негативные чувства к тому, где работает или живет партнер. Ведь по сути дела они оказались здесь случайно, просто введя свою первую встречу в легкую привычку доставлять друг другу удовольствие, быть иллюзионно, но быть любимыми, страстно желая друг друга. Для своих тридцати с небольшим Миллер выглядел весьма не плохо, да и при желании весьма сексуально.Возможно, и изменило бы, хотя...это уже не важно... Амелия обвила руками шею Миллера, поддаваясь всем телом вперед. Сегодня не хотелось грубости и неистовства, на плечи слишком навалилась усталость, чтобы строить из себя похотливую и очень опытную особу. Сейчас было бы приемлемым отдаться Фоксу так же, как в первый раз. Скрестив ноги за спиной мужчины, Корвинус прижалась к его обнаженной груди. Оба оказались очень быстро на постели, тем не менее, в их случае это было на руку обоим. Простыни, шелковые, приятно холодящие разгорячившееся тело, успели слегка смяться под этими двоими. Руки девушки спускались от плеч мужчины ниже, аккуратно ведя кончиками пальцев по рукам, затем плечам, остановившись на груди. Странно, но всю усталость сняло, как рукой, его властной и в тоже время нежной рукой.
- Меня все ненавидят. Правда, не все при этом со мной спят. - чуть ли не с гордостью сообщил Игла. Девушка улыбнулась, смотря в глаза Фоксу из под чуть приоткрытых век: Значит, мне удостоена честь…внукам потом расскажу. Слова в их случае были не нужны, тела понимали друг друга гораздо лучше всяких ненужных слов. Одновременно захотелось быть и маленькой неопытной девочкой, но в Гере пробуждалась неистовая тигрица, страстно желающая своего сильного и уверенного тигра. Одежда неприятно обжигала кожу, хотелось быстрее все скинуть, оставаясь в чем мать родила. Соприкосновение тел, легкие полу-вздохи, полу-стоны, тихая музыка казалось, сложились в один туман, обволакивающий с ног до головы.  Руки девушки  переместились к ремню брюк Миллера. Сладкая истома и предвкушения разливались по молодому телу Геры. Чуть подрагивая от возбуждения девушка, наконец, расстегнула злосчастный ремень, шепча ему на ухо: - Не приходи ко мне больше в ремне, не люблю их… Не отрываясь от губ Иглы, руки Амелии спустились по животу мужчины, слегка царапая горячую кожу к молнии своих брюк, легко расстегивая их. Но снять оставшуюся одежду, будучи  под Миллером было слегка не просто, поэтому девушка обняла мужчину за плечи, слегка толкнула в сторону, оказавшись сверху. Припав губами к шее Фокса, Корвинус спускалась уверенной дорожкой поцелуев к груди, добираясь к рифленому животу мужчины, проводя по его телу языком и покрывая поцелуями. Уже наученные сексуальным опытом с Миллером, руки девушки быстро расстегнули полусапожки и скинули их на пол. Следом полетели брюки миледи.

0

8

Все это напоминало мужчине какой-то странный сон. Каждый раз, когда они встречались тайком от всех, какими-то урывками, он ожидал того что скоро проснется. Проснется в своей холодной постели, один, как просыпался тысячу раз до этого. Но нет, разгорячённые поцелуи девушки быстро возвращали его к этой странной реальности и на несколько часов он забывал о своих мыслях, отдаваясь только своим желаниям. Вот  и сейчас, Миллер вновь забыл о негласных правилах, о бесполезной войне, о том, что Волк с него шкуру спустить если узнает. Он просто был счастлив, и ему неважно было, что это счастье несло за собой.
- Не приходи ко мне больше в ремне, не люблю их… - Фокс, только лишь быстро выдохнул и впился требовательным поцелуем в губы Амелии, слегка приподнимаясь на локтях. Он не успел заметить, когда девушка осталась практически без одежды, да это было и не важно. Игла резко перевернулся, так, чтобы Гера вновь оказалась под ним. Да, Миллер не любил, когда  у него перехватывали инициативу, тем более в данном случае. Поставив, руки по бокам от головы Амелии, Миллер приподнялся на пару сантиметров, касаясь губами ее носа, затем наклоняя голову ниже и вновь переходя к губам. Бедра мужчины плотно соприкасались с бедрами девушки, буквально вдавливая ту в кровать и фактически не давая ей пошевелиться. Он заскользил губами по шее, чуть покусывая нежную кожу. Руки Фокса синхронно с его действиями скользили по телу  Амелии, словно изучая его, запоминая. Миллер, не переставая, покрывать тело девушки поцелуями,  спустился ниже, зубами цепляя край черного топа, и нетерпеливо потянул его вверх.
- А это не так просто, как я думал – ворчливо пробормотал мужчина, комментируя свои действия.  Руки Миллера скользнули под топ, стаскивая его с Амелии и отбрасывая куда-то в сторону. Языком Фокс провел по животу девушки, скользя им дальше вверх, руками же освобождая их обоих от лишней оставшейся одежды. В считаные секунды последние атрибуты их гардероба полетели вслед за топом. Миллер на некоторое время оторвался от своего занятия и внимательно посмотрел на обнаженную девушку, лежащую под ним, в глазах зам директора на секунду мелькнуло сомнение, но оно было не долгим. Тело мужчины сводило от желания, но он не торопился, желая продлить этот момент как можно дольше. Миллер умело ласкал тело Корвинус губами, переплетая их пальцы, целуя ее везде, куда мог дотянуться, слегка царапая нежную кожу девушки своим колючим подбородком.
Языком Игла прошелся по губам Амелии. Слегка приоткрыв их, он скользнул языком внутрь, проводя по зубам девушки. Зубами мужчина немного зацепил нижнюю губу девушки. Он на секунду оторвался от ее губ, переводя дух, возвращаясь, впрочем, тут же обратно.  Коленом Миллер требовательно развел ноги Амелии в стороны, больше не в силах справляться со своим животным желанием овладеть девушкой и медленно вошел в нее. Почему-то с ней Фокс не хотел быть грубым, наоборот, он был предельно осторожен в своих движениях, наслаждаясь каждой секундой. Их тела переплелись настолько плотно, что было тяжело дышать. Комната наполнялась их разгоряченным дыханием. Не громкая музыка не могла заглушить стоны вперемешку со скрипом кровати, но Миллеру сейчас было не до этого. К черту конспирацию, когда он был практически счастлив. Почему практически? Потому что он знал, что  рано или поздно эта ночь тоже закончится, и вновь наступят серые будни. Поэтому Игла лишь крепче прижимал к себе Амелию, наслаждаясь их близостью. В тягучем воздухе витали частички нежности и не сказанные слова, но Миллер вряд ли был готов их сказать.  Апогей настиг мужчину неожиданно, накрывая того горячей волной удовольствия. Он застонал и парой резких движений закончил, скатываясь с девушки в сторону.
Сигарета возникла словно из ниоткуда – Фокс молча закурил и, закинув одну руку за шею, молча уставился в потолок. Он не знал что говорить, дальше секса их отношения никогда не заходили.

0

9

Это было странно, два абсолютно разных человека, «плюс» и «минус» сейчас вместе, в одной постели, уже не враги, но тем более не друзья. Если до Стилета дойдет эта информация, он голову открутит Амелии и на кол насадит, опять же, в лучшем случаи. Никто не знает, даже самый близкий человек для Геры – Алекс, и если узнает, наверняка, придумает месть по извращеннее, чем Мортичелли.  Отнюдь не из-за содеянного, а от нечестности со стороны подруги. Но сейчас все посторонние мысли ушли за кулисы рая, который ограничивался одной комнатой и двумя людьми в ней. Людьми, которым не положено быть вместе, не положено даже перекидываться парой слов, ни тем более прибывать в одной какой-либо связи, тем более интимной.
Право доминанта снова перешло к Фоксу, в чем девушка и не сомневалась, он никогда не терял бдительности и не шел на поводу у других, даже в постели, что порой крайне печалило Геру.  Ей, как и любой женщине, иногда хотелось быть главной, располагать все так, как хочется ей, в том числе и мужчину. Но с Миллером у них были какие-то первобытные устои – мужчина всегда главный, хотя это тоже было крайне, крайне приятно.
- А ты думал, в сказку попал, - выдохнула девушка перед тем, как Миллер накрыл губы девушки своими, целуя рывками, кусая до крови. Гера слизнула пару соленых багровых бусин с нижней губы, чуть сжав руки Фокса пальцами. Они быстро остались без одежды, что весьма быстро заканчивало прелюдию, переводя ситуацию к её логическому, но не менее приятному завершению. Руки Корвинус скользили по дорожкам вен, в судорогах впиваясь ногтями в плечи, царапая спину Миллера до крови. Где-то в глубине души хотелось оставить на теле Фокса как можно больше своих «меток», чтобы другая женщина два раза подумала, прежде чем прыгать к нему в постель. Дыхание стало прерывистым, слишком прерывистым, приходилось глубоко вдыхать, до боли в легких, растягивая воздух на пару выдохов, а потом все по новому кругу. Миллер сегодня был на редкость нежным, значит, настроение было не испорчено учениками, за это Гера им готова была выписать благодарность, ведь нежность прибывала в их постели так редко. Гера чуть выгнулась навстречу Миллеру, шумно выдыхая.  Все тело горело, казалось, сейчас  девушка испепелится, обратится в прах под мужчиной, не выдержав этого сладострастного блаженства. Где-то внизу живота приятно заныло, а по телу разлилось удовольствие, прожигающее изнутри. Вспышка яркого света, казалось, он шел откуда-то изнутри и все, апогей. Амелия блаженно откинула голову на постель, давая онемевшим мышцам расслабится. Руки Геры, поцарапавшие, кажется, до крови спину и плечи Миллера, скользнули с мужчины на шелковые простыни. Ткань приятно холодила запястья, но сквозь перчатки ладонями это девушка прочувствовать не могла к своему сожалению.  Фокса волна накрыла чуть позднее и мужчина, сделав пар резких движений, откинулся на кровать. Игла тут же закурил, и девушка, с завистью, подтянув к себе куртку, почти упавшую на пол, вытащила оттуда пачку сигарет и зажигалку. А вот за пепельницей пришлось вставать, хотя так не хотелось куда подниматься, идти, вообще делать лишние не жизненно-важные телодвижения, но, здравый смысл, понемногу возвращающейся к Амнлии, говорил о другом. Закурив, Гера встала с постели и, подойдя к окну, распахнула его. В комнату хлынула долгожданная прохлада, обдавая Корвинус приятным холодком, от чего по телу побежали мурашки. Подхватив пепельницу, девушка вернулась в постель, положив голову Миллеру на грудь. Две струйки дыма,  тянулись к потолку, но встретив там преграду в виде потолка, развивались. Стало слишком прохладно, и Гера накинула на тело часть то ли одеяла, то ли простыни, прикрывая наготу. Снова затянувшись, Амелия повернулась к Миллеру. Глаз его она видеть не могла, да и устремлены они были, наверняка,  в потолок, как это было обычно. Почему-то сейчас с ним хотелось говорить, говорить обо всем, а главное слушать. Не важно, что он будет говорить, пусть хоть стихи читает, Гера хотела слушать его голос, прокуренный, низкий, но ставший чем-то приятным для неё за последнее время. Но как об этом просить? Как?! Она не хотела привязать его к себе, да и сам он не хотел бы этого, наверняка. Тишина начинала давить, слишком напирать на сознание Ли, и не, выдержав, девушка тихо прошептала: - Фокс, расскажи мне, что-нибудь, пожалуйста…мне так не хочется уходить …от тебя. Гера затянулась, выпуская сигаретный дым уже в потолок, на мужчину она больше не смотрела. Если бы ты хоть раз попросил остаться, я бы, возможно, никуда бы от тебя уже не ушла. Никогда. Но ты не просишь, и поэтому я каждый раз ухожу, а потом снова возвращаюсь и так по кругу… Потушив окурок в пепельнице, Корвинус взяла в руки пистолет Иглы. Отпечатков она не оставляла, поэтому опасаться не стоило. Кольт, как кольт, ничего особого и примечательного. Мне мои пистолеты роднее, как продолжение рук буквально. Гера, покрутив в руках оружие еще минуту, положила его на место.

0

10

Сказать, что Миллер был удивлен – это ничего не сказать. Просьба девушки для него была как минимум неожиданной. И вроде бы их сегодняшняя встреча ничем не отличалась от других, но явно что-то в какой-то момент пошло не так, раз дело дошло до разговоров.
- Валим – валим – валим. – Хаотично закрутилось у него в голове. Нет, Фокс не был из тех людей, которые боялись серьезных отношений, это было скорее прерогативой учеников, нежели его. Просто он знал, чем могут закончиться их отношения. Игла боялся привязаться к этой девушке. Начать воспринимать ее иначе, чем просто сексуальный объект. Даже если забыть про войну между Клеткой и Мафией, у замдиректора было слишком врагов.
- Надеваем штаны и валим. – Но вместо этого Миллер глубоко вздохнул и крепче прижал к себе девушку, зарываясь носом в ее волосы и вдыхая их аромат.
- Я когда маленьким был, - начал мужчина, ведя большим пальцем вдоль обнаженной спины Амелии, - мечтал стать священником. Ну, знаешь, проводить мессу и прочее в том же духе. – Игла на секунду запнулся, словно сам не верил в то, что сейчас открывается абсолютно постороннему человеку, тем более человеку из Мафии. – Хотя я уже и сам не знаю, настолько ли ты мне посторонний человек, как я об этом думаю.
- Думал, что священники больше нравятся девушкам… - вторая рука Миллера замерла где-то на полпути к груди девушки. – Но, увы, мир наркотиков и преступности решил, что юные умы Клетки без меня ну никак не обойдутся, и вот я здесь… - Игла внимательно наблюдал за манипуляциями девушки с его пистолем. Дождавшись, пока Гера вернет его на место, Миллер перевернулся на бок и крепко сжал девушку в своих объятиях.
- Одна просьба, солнышко, - прошипел он ей на ухо, чуть прикусывая его мочку, - никогда не трогай мое оружие. – Сложно сказать, что так разозлило мужчину. Просто, наверное, пусть Игла этого еще и не осознавал, его Кольт был единственным, что еще пока что ей не принадлежало. Его руки заскользили по плечам Амелии, спускаясь ниже к ее запястьям. Кончиками пальцев Фокс коснулся кожаных перчаток Геры.
- Сними их. – Прошептал мужчина, губами касаясь ее виска. Он помнил, что раньше ни при одной их встречи Амелия с ними не расставалась, а Фокс и не просил.
- Зачем тебе это? – Игла задал себе вполне логичный вопрос, на который, к сожалению, не смог придумать такой же логичный ответ.

0

11

Гера молча слушала Фокса, улыбаясь одними уголками губ. У неё и в мыслях не было, что такой человек, как Миллер мог мечтать о саване и служении богу, слишком уж это не вязалось с его нынешним очень развязным и не положительным образом жизни. Он говорил, а девушка смотрела на него, не отводя взгляда, поглаживая пальцами небритый подбородок. Пальцы покалывало, но это было приятным и настолько нежным, что не хотелось отдергивать руку, а надо бы было, наверное. Я даже и не думала, что он мне будет что-то рассказывать вместо того, чтобы указать на дверь. Но ряса ему бы определенно не пошла бы.
- Нет, не нравятся. К священникам такое отношение, знаешь, как будто он тебе за пару минут стал настолько родным и ему хочется рассказать все, рассказать, сколько согрешила, сколько крови на руках, которую уже ничем не смыть и сколько еще согрешу, сколько боли внутри засело, а он сидит, слушает, а потом: «Прощаю тебе твои грехи, дочь моя» и все. Внутри неимоверное количество спокойствия находится, -  Гера прижалась щекой к груди Фокса. Рисковое дело было, трогать чужое оружие. И кто меня за руку дергал брать кольт в руки?! Амелия и сама не любила, когда трогают её пистолеты, но относилась к этому с долей спокойствия, но от просьбы Фокса, сказанной спокойным вкрадчивым голосом, девушка невольно поежилась, сделав заметку в памяти, никогда больше не трогать его вещи, тем более оружие, потому что проблем ей с Миллером точно не хотелось. Руки мужчины скользнули к запястьям Корвинус, а затем коснулись единственного атрибута одежды на ней. Меня еще никто не просил снимать их, показывать то, что скрыто под ними. Оголять кисти Гера совсем не любила, а за годы ношения перчаток это стало даже чуждым для неё. Снимала она их только перед  сном, находясь в одиночестве, каждый раз рассматривая шрамы, как стигматы на теле.
Дважды просить Амелию не пришлось, она расстегнула клепки на перчатках и, сняв их, положила над головой, чтобы в скором времени их снова одеть. Быстро скользнув по ним взглядом, будто надеясь, что шрамы вдруг резко пропадут, девушка замкнула руки в замок, стараясь скрыть остаточные явления после ожога.
- Под ними на самом деле нет ничего интересного, - смущенно проговорила Корвинус, чуть отстранившись от мужчины, затем продолжила: - В этом есть свои плюсы, я не оставляю отпечатков, не приходится тратиться на медицинскую атрибутику. Гере поскорее хотелось отшутиться и снова надеть перчатки. У каждого человека есть интимный предмет одежды или аксессуар и когда они его снимают, чувство обнаженности и не уютности не покидает. Для многих верующих это нательный крестик,  для преступников – расставание с любимым, проверенным в бое оружии, для дипломата, возможно, дорогой Паркер, но такие вещи существовали у каждого, для Амелии это были два куска кожаной ткани.

0

12

Это единственное на что хватило моей охеревшей от такого издевательства руки =.=
- А я не стал? Настолько родным? – насмешливо поинтересовался мужчина.  Нет, он не претендовал на роль самого близкого человека для Геры. Она и так давала ему через чур много чем должна была. По факту они должны были при первой встрече если не пристрелить друг друга, то серьезно покалечить, а вместо этого они сейчас лежат в одной постели и разговаривают о детских мечтах Фокса. – Маме бы моей ты явно не понравилась, помню, она присмотрела мне в жены соседскую девочку-флейтистку. Сколько мне тогда было? Лет тринадцать? Не важно, но тебя бы она не одобрила бы факт. – Миллер еще раз окинул девушку оценивающим взглядом, словно задаваясь вопросом: был бы я так умиротворен сейчас, если бы рядом лежала та самая девочка-флейтистка.
Игла совсем не ожидал того, что Корвинус выполнит его просьбу. Он сел на кровати и аккуратно взял  руки Амелии в свои. Кончиками пальцев он нежно провел по одному из  ее шрамов. – Было бы глупо ожидать того что в нашей специфической работе мы могли бы обойтись без шрамов. – К этому Фокс относился спокойно: у него самого на теле было множество отметин, и он подозревал, что после сегодняшней ночи к ним прибавиться еще парочка на спине.
Исполосованная спина саднила, но Миллеру это доставляло больше удовольствия, чем боли. Мужчина наклонился и осторожно коснулся губами сначала одного, а затем другого шрама Амелии.
- Ты их стесняешься? – прямо задал он вопрос, внимательно разглядывая лицо Геры. Миллер заправил выбившийся локон волос Корвинус за ухо и большим пальцем  скользнул по ее губам, чуть приоткрывая их.

0

13

- Возможно. Мне пока трудно ответить на этот вопрос. Но если тебе что-то интересно из моей жизни, я могу тебе рассказать. Просто, - девушка опустила глаза, чуть смутившись, но сказав «а» нужно говорить и «б», поэтому продолжила, - ты никогда не интересовался моей жизнью. Амелия слегка порозовела, но быть смутившейся особой долгое время никак не входило в её планы, так что краска с лица сошла быстро и девушка снова посмотрела на Миллера, слегка похолодевшим взором. Сейчас было трудно переварить в голове все события ночи, а точнее её последствия. Обычно, они расходились сразу после секса, да и Гере не зачем было задерживаться, чтобы не уходить потом от ответов на вопросы о «Монастыре грехов». Но сегодня что-то изменилось, что-то пошло не так или же наоборот так. Корвинус не переставала смотреть на Фокса. Холодный взгляд, так долго отрабатываемый в прошлом, теперь уже стал не нужным и уступил место мягкому, чуть насмешливому взору. Мужчина взял руки Геры свои, касаясь шрамов. Первой мыслью было, отдернуть руки, скрыть все это безобразие и больше никогда никому не показывать. Держаться.  Держаться. Только бы не отдернуть руки, только бы сдержаться. Но вместо того, чтобы сказать какую-нибудь колкость или просто неприятность, Миллер прикоснулся к шрамам губами, сначала к одной руке, потом к другой. Корвинус пришла в легкий ступор, шок. Странный, очень странный мужчина. Девушке виделось, что Миллер, ну, максим, что сделает, это скажет что-нибудь из разряда: «Ничего страшного, бывает и хуже». Но уж точно не будет прикасаться к ним губами. Он первый, кто видит их из моих мужчин и такая не обычная, но не менее приятная реакция. Странно это звучит, мой мужчина, употребленное к Фоксу. Вопрос Игры застал Амелию врасплох, но тем самым вывел её из раздумий.
- Ну, я не хочу видеть реакцию людей на них, это неприятно, когда их замечают и говорят об этом за спиной, лучше, чтобы было не видно, - протянула девушка, наблюдая за рукой Миллера. Он аккуратно убрал выбившуюся прядь светлых волос, скользнув пальцем по губам девушки. Руки мужчины были теплыми, под ними хотелось свернуться клубочком и найти где-то внутри моторчик кошки, чтобы лежать, урчать и больше уже никуда не уходить. Наверное, я могла бы с ним задержаться на долго, или же насовсем. По крайней мере, мне так кажется.  Два минуса в тандеме дают плюс. Или же бомбу замедленного действия. Очень резко захотелось прижаться к Миллеру всем телом, вдыхая аромат его тела. Руки девушки скользнули к плечам Миллера.
- Обними меня, пожалуйста, - девушка поддалась всем телом к Фоксу, обняв за шею, а в голове: …и никогда не отпускай. Последняя фраза так и осталась несказанной, да и не к месту она была сейчас, будучи произнесенной. Гера прикрыла глаза, шумно выдыхая воздух из легких.

0

14

- Серьезно? Все? – Миллер недоверчиво усмехнулся и скрестил руки на груди. – Даже про Монастырь? – В его голосе сквозила ирония, но лицо при этом оставалось непроницаемым, так что было трудно понять, шутит ли он или абсолютно серьезен.  При каждой встрече они избегали разговоров. Он избегал разговоров о клетке, а она о Монастыре. Да что уж там, они вообще любых разговоров избегали. Миллер слишком уставал на работе, и его ничего не интересовало, кроме собственного удовлетворения. А Гера… Наверное, просто сложно открыться человеку, которого должна считать своим врагом. Эгоист по натуре, Фокс поражался сейчас сам себе: он получил, что хотел и по логике вещей должен был быть уже на полпути к Клетке, но что-то его держало. Что-то такое от чего хотелось задержаться здесь еще на пару часов. Нет, не секса ради. Если честно, Игла и сам не мог себе объяснить для чего ему все это нужно – встречи тайком, а теперь еще и непонятные разговоры.  Миллер пристально смотрел в глаза девушки и не без удовольствия наблюдал, как меняется их выражение: с начала пристальный и холодный взгляд, но уже через пару минут он сменился на более мягкий. Интересно, сколько ей? Игла никогда раньше не задавался этим вопросом. Зам директору всегда хватало того что Амелия молодая и весьма (я бы сказал очень даже весьма) симпатичная, да и то что она находиться в противоборствующей группировке добавляло немало адреналину, остальное же отходило на второй план.
Глаза Фокса вновь скользнули по шрамам Геры. Он задумчиво прикусил нижнюю губу, внимательно их рассматривая. Смешная ты, - Миллер досадливо поморщился – Разве в нашей работе, люди обращают внимание на шрамы? Для нас это обычное дело. У нас не Гарвард, да и до Оксфорда далековато будет. Здесь у каждого первого есть свои отметки жизни.
- Тебе ли не знать, как искоренить смешки и разговоры за своей спиной? – Слова Иглы очень сильно разнились с его мыслями. Он искренне надеялся, что девушка не заметит, как менялось его выражение лица за это время. Еще не хватало, что бы она догадалась, что я о ней беспокоюсь. Что я вообще о ком-то беспокоюсь кроме себя. Миллеру остро захотелось прижать к себе Амелию, ощутить тепло ее губ, почувствовать запах волос. Только мужчина знал, что никогда не позволит себе такой вольности. И не потому что Гера будет против, а потому что он сам себе потом не простит этой слабости. Душевные терзания замдиректора прервала сама Амелия, чему Миллер был очень признателен:
- Обними меня, пожалуйста, - просьба, произнесенная тихим голосом, Корвинус, была для Фокса, словно стакан воды. Он облегченно выдохнул и крепко обнял, прижавшуюся к его груди девушку. Губами Игла коснулся виска Амелии и замер, кончиками пальцев легко водя вдоль позвоночника девушки.

0

15

Искоренить смешки? Конечно, что 21 грамм свинца в лоб или сердце решат пусть не все мои проблемы, а хотя бы их часть, но я не настолько жестока, чтобы карать людей смертью за их глупость. Но ответить на вопрос все-таки стоило, молчание было слишком неловким состоянием для разговорчивой Амелии.
- Да, я знаю, как решить эту проблему, - девушка недобро усмехнулась, легко прикоснувшись губами к небритой и поэтому колючей щеке Миллера, а затем добавила, - на всех глупых людей даже в одном Нью-Йорке не хватит. У тебя придется занимать. Миллер легко, даже слишком для него самого, наверное, обнял Геру. Объятие было настолько теплым и нежным, так не похожим на отношения Фокса и Корвинус, что хотелось украдкой ущипнуть себя, чтобы понять, сон это или реальность.  А, может, в нем всего лишь проснулись чувства сродни отцовским? Хотя Миллер и подобные чувства – что-то как-то вместе не вяжется. Да и отношения у нас отнюдь не отцов-детей.
- У тебя руки теплые,  - заключила Амелия, выгибая спину под чуткими пальцами мужчины. С ним хотелось задержаться еще на пару часов, придаваясь плотским, а теперь еще и духовным утехам, но время начинало поджимать. Циферблат неумолимо говорил, что пора собираться и ехать домой, высвечивая 06:40. За окном было еще темно, но скоро солнце начнет вставать, а вместе с ним и обычные люди. Фоксу тоже пора возвращаться в Клетку, а то девочки наверняка уже заждались. От этой мысли на душе заскребли крысы. Не кошки, а именно крысы, серые, неприятные и жутко ревнивые. Но Гера прекрасно понимала, что ревность не в её компетенции, потому что кроме секса и сегодняшней теплой ситуации после их ничего не связывало и не могло бы связывать, слишком уж они разные, слишком большая разница в возрасте – люди не поймут, да и они по разные стороны баррикад. А так хотелось бы, но пора собираться. Девушка отстранилась от Фокса и, подхватив с постели перчатки, глазами уже нашарила одежду. А сегодня все действительно спокойнее, чем обычно. Подняв с пола нижнее белье, брюки и топ, Гера направилась в ванную. Капли воды неприятно обжигали кожу и чтобы до конца смыть эти ощущения и события прошедшей ночи, Амелия повернула ручку с холодной водой практически до максимума. Это было весьма опрометчивым решением, от которого дух захватило. Приняв, наконец, нормальный теплый душ, девушка вышла из кабинки. Насухо вытерев тело, Гера быстро оделась. Зеркало запотело и по привычке, Амелия провела рукой по влажной глади, на которой до этого были лишь темные очертания одежды Корвинус. Вся косметика смылась, волосы начали виться от повышенной влажности. Сейчас Амелия выглядела на год, а то и на два моложе своих лет. Увидев её в таком виде вряд ли бы можно было поверить в суть её увлечения – работы. И что за вредная привычка – желание нравится всем мужчинам, даже врагам?! Кое-как уложив волосы, точнее заплетя их в косу, Гера, уже выходя из ванной, натянула перчатки. Забрав с кровати пепельницу и кобуру с пистолетами, Амелия села в глубокое кресло. Сигареты Миллера пришлись как раз кстати. Закурив, девушка обратилась к Фоксу слегка уставшим взглядом: - Ты на машине? Подвести? И откуда во мне столько доброты?! Да и с чего бы ему быть без машины и поехать со мной?! – каря сама себя, подумала Гера, выпустив клубы табачного дыма. Часы буквально кричали о том, что пора делать ноги, а мигающие цифры «07:05» задавали ритм бега. Спрашивать, когда позвонит Миллер в следующий раз было глупо, тут вопрос стоял в другом, а позвонит ли вообще. Сигарета в пальцах тлела без дела – Гера ждала ответа, неотрывно смотря на Фокса. Только когда пепел упал на край стола, Амелия спохватилась и быстро потушила сигарету. Встав из-за стола, девушка надела кобуру с пистолетами, так неосмотрительно оставленную в комнате, а затем и куртку не спеша, направляясь к выходу.

0

16

- Вот бы научиться останавливать время… - совсем уж мальчишеские мысли завертелись в голове у мужчины. – Я бы тебя никуда не отпустил, но, увы. Даже я не всесилен.
Возвращаться в клетку совсем не хотелось, равно, как и вставать куда-либо с кровати. Хотелось лежать с Амелией вечность и просто разговаривать. Неважно о чем. Но Фокс понимал, что это не возможно. – Нельзя привязываться, нельзя. Вообще никак. – Миллер боялся не столько за себя, сколько за Геру, он прекрасно понимал, что сделает с ним Волк, если узнает, но это ничуть не пугало. У зам директора в этой жизни не осталось ни чего за чтобы он мог цепляться. А боль… Боль, это уже давно неотъемлемое составляющее моей жизни. – С грустью подумал Игла.
Пока Амелия принимала душ, мужчина успел покурить и одеться и теперь смиренно дожидался ее возвращения. – Женщины, - с неким раздражением подумал Фокс, бросая взгляд на часы – вечно вас приходится ждать, и почему я до сих пор не ушел? – он нахмурился и посмотрел в окно. В Клетке не будут спрашивать, где он пропадал, и все же Миллеру не хотелось, что бы кто-то успел заметить его отсутствие.
- Ты на машине? Подвести? – Фокс недоверчиво посмотрел на девушку. – Нет, она, что это серьезно? Мы вдвоем и на машине… Это же практически в открытую признать наши отношения.
Время шло, а Миллер все молчал, наконец, Амелии надоело ждать и она, поднявшись с кресла, не спеша направилась к выходу. Только тогда мужчина опомнился:
- Нет, спасибо, - немного холодно ответил он, - я как-нибудь своим ходом доберусь. – Мужчина поднялся с кровати и в свою очередь тоже направился к двери. Догнав девушку, он развернул ее к себе и впился требовательным поцелуем в ее губы. Страсть граничила с нежностью, Миллер быстро пробежался пальцами по ребрам девушки сверху вниз и запустил руки под ее топ.
- Я позвоню – шепотом выдохнул он сквозь поцелуй, слегка прикусывая нижнюю губу Амелии. Игла с сожалением выпустил Корвинус из своих объятий и выскользнул за дверь.

0

17

Девушка лишь смолчала, сама понимая, что её просьба была на пятьдесят процентов заведомо глупой, а на другие пятьдесят – слишком опасной, так как машины у всех мафиози были достаточно приметными, хотя таких в городе было масса. Подвести Фокса до Клетки грозило как минимум большим шансом рассекречивания их отношений, а вместе с этим бы приплыли бы еще лишние ненужные проблемы. Дуреха. Совсем уже голову с ним теряю, готова пожертвовать своей безопасностью, лишь бы быть уверенной, что он нормально доберется до Клетки. И вообще, кому тут меньше двадцати?! Мне или ему?! Ну, вот и перестань дергаться! Гера уже взялась за ручку двери, когда Миллер поравнялся с ней и, развернув к себе, поцеловал. Скользя руками под топом девушки, Фокс сказал уже заезженную фразу и вышел.
- Кто б сомневался, - выдохнула девушка, подставив нос ботильона между косяком и дверью, чтобы та не захлопнулась. Стоило выждать пару минут, чтобы даже персонал не был в курсе, что Корвинус и Миллер были вместе, хотя, они уже скорее всего догадались. По крайней мере снисходительная улыбка администратора была достаточным признаком этого.  Скоро нам абонемент на номер выпишут  или номер совсем предложат выкупить. Ну, если мы вообще еще будем встречаться. Амелия, как человек с пессимистическими наклонностями всегда думала о жизни исключительно в темных красках. Прошло несколько минут, и Корвинус выскользнула из комнаты, заперев её ключом. Болтая брелком с номером, девушка неспешно пошла по коридору к лифту. Спустя несколько минут Гера уже быстро шла к выходу, бросив на столик администратора ключ, девушка быстро кивнула и вышла из отеля.

0


Вы здесь » Клетка против Грешников » Отыгранные флешбеки » Я не скажу, никто не узнает +